Новокузнецку 400 лет

окажи помощь
Яндекс.Метрика
Главная Новости и события Кыштымская катастрофа
 
Кыштымская катастрофа PDF Печать E-mail
12.09.2017 17:15

29 сентября 2017 года – 60 лет со дня одной из первых радиоактивных техногенных   катастроф.

29 сентября 1957 года в 16 часов 22 минуты по местному времени на ПО «Маяк» (в то время – Челябинск-40) произошел взрыв ёмкости объемом 300 куб. метров, где содержалось около 80 куб. метров высокорадиоактивных ядерных отходов.
Взрывом, оцениваемым в 100 тонн в тротиловом эквиваленте, ёмкость была разрушена, бетонное перекрытие толщиной 1 м и весом 160 тонн, отброшено в сторону, в атмосферу было выброшено около 20 млн. кюри радиоактивных веществ.
Было заражено 23 тыс. кв. км с населением 272 тыс. человек, которые проживали в 217 населенных пунктах. После этого 23 сельских населенных пункта были отселены и полностью снесены. Авария охватила три области: Челябинскую, Свердловскую и Тюменскую.

После Великой Отечественной войны в СССР возникла необходимость создания ядерного оружия. И тогда в этих краях была развернута особо секретная стройка – НПО «Маяк», который стал первым в стране комплексом по наработке военного плутония. Он вступил в строй в 1947 году. А в 1949 году объект давал уже плутоний.
Комбинат производил тонны радиоактивных отходов, которые образуются в результате переработки топлива с атомных станций.
Объект был основательно засекречен. Город не имел даже своего названия. Сначала его называли «Челчбинск-40», потом – «Челябинск-65», затем – город Озерск. На карте, естественно, этого города не было. И когда произошла авария, ее назвали Кыштымской, по наименованию населенного пункта Кыштым, который был ближе всего к месту аварии.

В чем же суть аварии?
Производственные отходы хранились в специальных стальных контейнерах (емкостях), помещенных в резервуары, которые были вкопаны в землю. Все контейнеры были снабжены системой охлаждения, поскольку от радиоактивных элементов  постоянно происходило  выделение большого количества тепла. К сентябрю 1957 года  система охлаждения  и система контроля вышли из строя. В результате – внутри контейнера  давление начало возрастать, контейнер не выдержал – взрыв.
И это еще не все беды.  Дело в том, что на протяжении ряда лет радиоактивные отходы просто сбрасывались в рядом находящиеся реки – Теча и Исеть, превратив их полностью в непригодные ни для каких нужд.
Потом еще более 14 лет  все сливалось в озеро Карачай.  В последнее время озеро вообще пришлось засыпать, т.к. радиоактивные отходы  разносились ветром, птицами и животными по территории, что еще больше осложняло радиоактивную обстановку.
Для того чтобы ликвидировать последствия аварии, фактически отмыть водой территорию промышленной площади ПО «Маяк» и прекратить любую хозяйственную деятельность в зоне загрязнения, потребовалось  сотни тысяч человек.
В Челябинске и городе атомщиков после аварии смертность возросла – люди умирали прямо на работе, рождались дети с патологиями, люди вымирали целыми семьями. Усилился рак.

В Новокузнецке в настоящее время проживает 8 человек, которые испытали на себе воздействие Кыштымской катастрофы – 3 ликвидатора аварии и 5 жителей этого района.

Хотелось бы привести воспоминания некоторых:

Павел Гречишников, в то время – солдат, сегодня – майор в отставке :
«… Был призван на военную службу в ноябре 1957 года. Нас переодели, дали форму ФЗО, провели курс молодого бойца. Потом нас отправили на работу в зону, где была радиация. Валили деревья, рыли землю, укладывали бетон, столярничали. Работали в допуске от 15 мин. до 1,5 часа.      
С работы – в санпропускник, где отмывались по полчаса и более.
Потом служил во внутренних войсках, на пенсию вышел майором, зам. начальника колонии. Но радиация дает о себе знать. Болезней – букет, инвалид 3 гр.
Тому, кто не знает, что такое радиация – лучше не знать. Это страшная вещь…»

Валентина Харыбина, в то время – бухгалтер:
«… После окончания техникума в 1955 году я была направлена в Челябинск. Прибыли в Кыштым. Потом перевели в Челябинск. Работала в управлении гидромеханизации, строили плотину через реку Теча. Там вышла замуж, родилась дочка. Дочери не было и 2-х лет, как она тяжело заболела. Потом вынуждены были вернуться в Новокузнецк. Болезнь не отступила, Таня умерла. Она была совсем юной, ей было 28 лет. Потом вскоре умер и муж». Сегодня Валентина Ивановна – инвалид 2 группы, живет под контролем врачей. Такой «след» оставила радиация в жизни Харыбиных.

Валентина Шведова, в то время – школьница:
 «… Помню, как нашу любимую реку Теча по берегу «одевали» в колючую проволоку и нам, ребятам, в этой такой чистой, песчаной реке нельзя купаться, ловить рыбу. Потом в школу приезжали врачи и проверяли уровни радиации школьников. Детей в 13-14 лет привлекали к посадке сосен по берегу реки. Помню, как отселяли жителей соседней деревни в другое место. Какая это была трагедия!...». Сегодня Валентина Ивановна также инвалид 3 группы.

Кыштымская катастрофа считается не ядерной, а химической трагедией. Но в тоже время – высокорадиоактивной. Не дай бог кому то когда-нибудь сталкиваться с этим «монстром»!

                                                                         Николай Машков – председатель
                                         Совета Новокузнецкой городской общественной    
                                         организации   Союз «Чернобыль».